Поли-Националист и Энантиосемит (red_ptero) wrote in ucmopuockon,
Поли-Националист и Энантиосемит
red_ptero
ucmopuockon

К вопросу о брежневском периоде истории СССР и ностальгии по совку

Оригинал взят у red_ptero в К вопросу о брежневском периоде истории СССР и ностальгии по совку
1) К вопросу о брежневском периоде и эксплуатации детского труда

В большей части Узбекистана и Южной Киргизии (а также скорее всего в Таджикистане и Туркмении) школьники городских школ начиная с 5-го класса работали на сборе хлопка прим. с 20 сентября по конец октября.
Без выходных 6-8-часовой рабочий день на жаре до 35 градусов, при расценках, ориентированных на взрослого = 3 коп/кг, т.е. прим. 30-60 коп/день или 10-20 руб/месяц.
В итоге первая четверть пропадала напрочь.
Сельские школьники работали на хлопке прим. с 20 сентября по начало декабря - у них пропадало первое полугодие.
В горных районах выращивали табак. На его низке также использовался детский труд.

Я ЛИЧНО собирал хлопок с 5-го по 9-ый класс (город Ош, с 1965 по 1969 год, с перерывом в 7-ом классе - имел освобождение по зрению). В десятом я учился в Новосибирске - там хлопок не растёт. В 5-ом классе хлопок занимал примерно неделю, остальные классы - месяц-полтора.
И продолжалось это безобразие до распада СССР, как минимум.

Ничем иным, как массовой беспощадной эксплуатацией детского труда это не назовёшь.

Кстати, в Узбекистане эта практика продолжается до сих пор - из-за этого (эксплуатации детского труда) узбекский хлопок мало кто покупает. Основной покупатель - Россия.
В Южной Киргизии сейчас хлопок собирают сезонные рабочие из Узбекистана (кыргызстанские расценки в несколько раз выше узбекистанских).

ПыСы:
Ещё деталь. Одежда у сборщиков хлопка была своя. За сезон изнашивалась прим. одна рубашка и одни штаны и одна пара обуви (стоит правда поделить попалам, поскольку одежда эта была не новой а ношенной), а из заработка вычиталась стоимость фартука для сбора хлопка (две штуки по 1,5 рубля каждый).
Пару лет половина нашего заработка изымалась в пользу школы, в итоге в моей школе им. Кирова появился духовой оркестр, в 60-е это было куда круче, чем ВИА в 70-е.
Так что мой заработок в 6, 8 и 9 классе за месяц работы на палящей жаре составлял прим. 7-10 рублей.
В моей школе реально на хлопок ходило прим. 50% учащихся, остальные прогуливали, в основном на законных основаниях (медсправка), за что нашу школу критиковал по местному радио сам министр народного образования т. Каниметов. В других школах города от хлопка освобождались единицы - порядка 1% - с хроническим тонзилитом и т.п..

Для справки:
Город - Ош - областной центр, второй по величине город Киргизии.
В столице республики г. Фрунзе хлопок не рос и тамошних школьников посылали собирать фрукты примерно на одну-две недели и это было скорее развлекалово и обжиралово, чем эксплуатация.

ПыСы2:
Полная пропажа первой четверти не мешала моей школе быть лучшей школой Киргизии и одной из лучших школ СССР - в первый год после окончания в ВУЗы, техникумы и военные училища поступало около 75% выпускников, во второй год это число возрастало до 90-95%, а с учётом невоенных училищ - до 100%.
Поступали в основном в ВУЗы Москвы, Ленинграда, Томска, Красноярска и т.п. Самые слабые шли в местные ОГПИ и КГУ.
В большинстве остальных школ (за исключением школ им. Лермонтова, Ломоносова и ВЛКСМ) процент поступивших был ок. 10-15%.

Что касается нижеприведённого текста, то его автор всё замечательно написал, особенно если дополнить его текст моим.

Олег АНШАКОВ
Чем дальше, тем больше меня охватывает ностальгия по совку!
Конечно, совок был разным в разные периоды. Революции 1917 года я не помню, военного коммунизма не помню, НЭПа не помню, сталинских репрессий - тоже не помню, так как я родился уже после смерти Сталина. Хрущева я помню смутно, а вот Брежнев – это мое детство, отрочество, юность и молодость. Разумеется, и ППП (пятилетку пышных похорон), и перестройку с гласностью я помню хорошо (но перестройка – это уже не совсем совок).
Так вот, под термином «совок» ниже будем понимать «совок брежневский». Достаточно вегетарианское время. Диссидентов сажали, но не расстреливали. Массового террора не было. Можно было рассказывать политические анекдоты и не бояться. (Хотя некоторые даже этого делать боялись.)
Для совка было характерно «двоемыслие». Была такая фраза «думаем одно, говорим другое, делаем третье». Не помню автора, фольклор, наверное.
Общечеловеческие ценности (например, ценности, вытекающие из моисеевых заповедей) совком официально не отвергались. Совок соглашался с тем, что убивать – нехорошо, воровать – нехорошо, изменять жене/мужу – тоже нехорошо (хотя и в меньшей степени). Публично никто не говорил, что это не так. Никто не славил в телевизоре известных убийц или воров (или, скажем, казнокрадов).
Те убийства, которые советская власть совершала в ранние годы, не ставились ей в заслугу. Их старались замолчать, забыть. Их стыдились. Молчали об убийстве царской семьи, о красном терроре, о Розалии Землячке, о сталинском терроре и уже о хрущевском расстреле в Новочеркасске – тоже молчали. Сталин так и не был официально реабилитирован. Официальные документы XX и XXII съездов с осуждением культа личности и массовых репрессий не были отменены.
О репрессиях не говорили. Но не говорили и о том, что их не было или о том, что это было правильно – убивать и гноить в лагерях миллионы людей.
Более того, никто не говорил, что гражданские права и свободы – это плохо и надо их ограничивать. Наоборот – пытались убедить собственных граждан и весь мир, что они у нас есть. (Конечно, никто в это не верил, но тем не менее…)
Будучи по сути злодейским, совковый режим нигде и никогда свое злодейство не декларировал. Нельзя даже представить, чтобы деятели брежневской поры, официальные лица, призывали к войне, захвату новых территорий, репрессиям, даже к ограничению буржуазных свобод.
Дети воспитывались вовсе не в милитаристском и шовинистическом угаре. Наоборот, система воспитания была направлена на то, чтобы воспитать людей добрых, смелых, отзывчивых, честных. Да, именно честных, про честность мы поговорим позже, а сейчас несколько слов о доброте.
Все знают советские мультфильмы. Они были немного более артхаусными, чем американские фильмы того же периода, и, разумеется, они были добрыми. Чебурашка, Винни-Пух, Карлсон и даже загадочный и сюрреальный Ёжик в тумане – все они были воплощением доброты.
Татьяна и Сергей Никитины пели добрую песню про «ежика резинового с дырочкой в правом боку». Текст этой песни сочинила Юнна Мориц (да, та самая Юнна Мориц, а «Ёжика в тумане» придумал, нарисовал и снял тот самый Юрий Норштейн).
Когда дети вырастали и становились студентами, они пели добрые и грустные «бардовские песни». У костра под гитару. Про «сережку ольховую, легкую, будто пуховую», про поездку «за туманом и за запахом тайги» и про то, «как здорово, что все мы здесь сегодня собрались».
Да, и еще: революция не была запретной темой. Никому в голову бы не пришло переделывать «Чиполлино». Наоборот, Джанни Родари был очень популярным детским писателем. Всегда подчеркивалось, что это итальянский писатель-коммунист, борец за свободу, за права трудового народа.
В фильмах и книгах для подростков акцент делался на революционной романтике, а не на революционной жестокости. И лучшими в этом направлении были книги Аркадия Гайдара. Они воспитывали храбрость, честность, стремление к справедливости, сострадание, а не жестокость или подлость.
Т.е. считалось правильным, если дети воспитывались добрыми, смелыми, свободолюбивыми, дисциплинированными, но вовсе не покорными или забитыми. Причем под дисциплиной подразумевалась прежде всего самодисциплина, основанная на силе воли. Т.е. не кто-то заставляет, а сам себя должен заставить делать полезные и нужные вещи.
Теперь о честности и скромности. Никто никогда не говорил детям, что воровать – это хорошо. (Хотя воровства вокруг было море.) Воровали простые люди. Взять что-нибудь «с работы» не считалось большим грехом в быту, но официально это осуждалось и преследовалось. Воровала номенклатура. Воровала с размахом, используя разные схемы, вплоть до создания подпольных предприятий. Но представители номенклатуры не афишировали свою «сладкую жизнь». Если они попадались на крупном воровстве, то их показательно судили и иногда даже расстреливали. В любом случае воровство официально осуждалось.
Итак, налицо было явное противоречие. Детей воспитывали добрыми, честными, справедливыми и свободолюбивыми, а вырастая они видели, что мир вокруг устроен совсем не так, как в детских сказках и романтических подростковых повестях. Необходимо было срочно учиться двоемыслию. Учиться говорить одно, думать другое, а делать третье. Кстати, специально двоемыслию тоже никто не учил. И в этом была дополнительная трудность. Но все-таки люди как-то приспосабливались, хотя это явно походило на раздвоение личности, что нормальному человеку вынести довольно тяжело.
Социальная шизофрения совок сгубила. Можно сказать, что совок сам создал своих могильщиков в лице тех, кто получил правильное советское воспитание и не захотел приспосабливаться к советской действительности. Решил поступать так, как его учили явно, а не как намекали втихаря. Т.е. быть честным, смелым и свободолюбивым.
Разумеется – это были не все «могильщики совка». Были еще «мальчиши-плохиши», которым нравился тот образ «буржуинства», который создавала совковая пропаганда. Они были влюблены не в реальное «буржуинство», а именно в тот его искаженный образ, который можно было увидеть на экранах советского ТВ, тот образ, который создавался советскими газетами, книгами и специально отобранными произведениями «буржуазных» писателей, художников, кинематографистов.
«Мальчишам-плохишам» нравилось все то, что нашей пропагандой в буржуазном обществе осуждалось. Их героями были бандиты, коррумпированные полицейские, бездельники на яхтах и в дорогих кабаках, дамы в мехах и бриллиантах, наркоманы, проститутки, азартные игроки в казино, куклуксклановцы.
В любом случае, можно сказать, что именно советская пропаганда готовила «могильщика совка». С одной стороны, она готовила правильных, честных людей, которые не могли мириться с тем, что слова расходятся с делом. С другой стороны, ханжески негодуя по поводу буржуазной несправедливости, но живописуя «сладкую жизнь» буржуазных подонков, она создавала образ Запада, чрезвычайно привлекательный для разного рода социопатов – людей с деструктивной психикой и криминальными наклонностями – тех, кого выше я назвал «мальчишами-плохишами».
В конце концов, именно «мальчиши-плохиши» и получили все преференции от краха совка, который они же назвали «крупнейшей геополитической катастрофой». Они построили в России «буржуинство» на свой вкус, где торжествуют мафия, коррупция, бессовестная эксплуатация трудящихся, расизм и т.п. К нормальному западному обществу, прошедшему долгий путь и устроенному очень непросто, этот «российский капитализм» имеет весьма косвенное отношение.
***************************************
Сейчас же мы наблюдаем почти полную гармония слов и дела. Ну, разве уж, совсем явно не говорят, чуть-чуть иносказательно. Но это как раз в криминальных традициях – не говорить совсем явно. Кореша намек поймут, зато потом можно будет от своих слов отказаться. Сказать «не было этого», «я этого не говорил» и ржать над лохами.
Да, сейчас особенно-то уже не скрываются, смысла нет. Вот Ульяна Скойбеда написала, что никакого взрыва в бесланской школе не было, это значит, что детей сожгли заживо сотрудники российских спецслужб, потому что «Государство должно дать ТВЕРДЫЙ ОТВЕТ террористам».
***************************************
У совка была идеология. Хороша она или плоха – это отдельный разговор, но она была.
А сейчас, какая идеология? Православие? А как тогда с православием сочетается православный поп, лихо рассекающий по московским улицам на белом глендвагене, сбивая насмерть людей на своем пути. Или православный «активист», обливающий мочой и дерьмом своих политических противников. Или патриарх на яхте в баснословно дорогих часах.
Или, может быть шовинизм или имперство? Но большинство россиян, которым пытаются приписать имперство, не смогут произнести это слово, и слово «шовинизм» – тоже. Максимально большая общность, с которой они готовы себя ассоциировать – это двор или район. Такая же психология, я думаю, и у «руководителей государства». Последствия их решений таковы, что, кажется, они считают: «Черт с ней, с Россией, лишь бы у наших пацанов все было в шоколаде».
Вообще, трудно представить, чтобы при Брежневе не только руководители государства, но хоть кто-нибудь, имеющий доступ к средствам массовой информации, мог с гордостью назвать себя «Я русский оккупант». С ГОРДОСТЬЮ!
СССР воевал в Корее, Афганистане, Анголе, Вьетнаме, но никогда официально не провозглашалась задача «оккупации», тем более «аннексии». Никто, кстати, и на самом деле не собирался делать Афганистан шестнадцатой советской республикой. Максимум, за что боролись, так это за то, чтобы там было послушное марионеточное правительство. И советские СМИ для каждой такой войны подчеркивали, что это война за освобождение народов, а не за их порабощение.
Такие откровенные разговоры об оккупации были абсолютно неприемлемыми.
Тем более, никогда не говорилось, что СССР хочет войны. Наоборот всегда говорили, что СССР борется за мир. СССР, кстати, взял на себя обязательство не применять ядерное оружие первым. И уж тем более невозможны были разговоры о том, что СССР ХОЧЕТ УНИЧТОЖИТЬ ВЕСЬ МИР. Такие слова приписывали заокеанским ястребам, но, чтобы по советскому ТВ хоть кто-нибудь сказал: «Да, мы хотим уничтожить весь мир» – это не годится даже для сюжета кошмарного сна.
А в теперешней России такие разговоры ведутся и одобряются.
*******************************
Поэтому я тоскую по совку. По добрым правильным мультфильмам. По разговорам о мире и дружбе между народами. По интересу к знаниям и уважению к ученым.
Совок никогда не вернется, поэтому моя тоска совершенно безвредна.
Не вернется ни брежневщина с преследованием диссидентов, ни хрущевщина с новочеркасским расстрелом, ни, тем более, сталинщина, которая известна не только массовыми репрессиями, но и постоянными расстрелами и посадками людей из «ближнего круга».
В одну реку нельзя войти дважды. То, что сейчас, – это не совок. Это совсем другое. Не лучше. В некоторых аспектах – много хуже. Корректно сравнивать совок с нынешней Россией невозможно, потому что эти системы различаются качественно.
А что собой представляет современная Россия и как мы дошли до жизни такой – это тема отдельного разговора. Я же хотел рассказать только о моей ностальгии по совку.

Tags: история, киргизия, нравы, ссср, экономика
Subscribe
promo ucmopuockon december 26, 2017 09:36 12
Buy for 20 tokens
За развязность и цинизм удалены и забокированы публикации и комментарии отдельных участников. Ещё замечу - удалю и заблокирую всех хамов и нахалов, нытиков и маловеров, а также всех, кто сеет по миру тупое зло. Кстати, владение сообществом уступлю за символическую цену. Предложения…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments